«В случае чего согласна на летальный исход». Актуальный рассказ!

101
0

Ангелина Воротынская

2020-02-13

Об авторе:
 

Моя хорошая болезнь

Мало кому нужно это «болеть». Разве что занятия прогулять или там мультфильмы целыми днями смотреть – тогда оно хорошо, тогда оно даже помогает. Но это в случае с какими-нибудь там простудами, а серьёзное –  нам не надо.

В душе мы часто остаёмся детьми, потому перед сдачей курсовой я подумала: «Вот бы оказаться «в домике» и не писать этим научным стилем, скука одна». Какой-то мудрый человек сказал, что нужно быть осторожным со своими желаниями, а то сбудутся! Вот и сбылось. Подхватила инфекцию. Не какую-то там маленькую, незначительную «заразушку» на неделю, которая по обыкновению проходит сама собой, а самую настоящую, вредную, длительную заразу!

У нас в культуре как принято? Пока можешь терпеть – терпи. Почему-то считается, если не можешь – значит, слабый духом. А мне очень не хотелось быть слабой! Я в детстве, знаете ли, даже яблоки с косточками ела и от лимонов не морщилась, а тут всего-навсего невыносимая боль. Не перетерплю, что ли? Ну, тут, конечно, поднялась у меня, значит, температура. Подумаешь, температура – это даже хорошо. Организм, значит, борется, поколотит немного и перестанет, своего рода аттракцион!

Лежу лёжа, вставать больно, но ничего, я ведь никуда и не спешу, что там эти занятия в университете… Куда они денутся? Полежу денёк, отдохну, так сказать. Зашла в комнату соседка, настроение хотела испортить. Но я человек весёлый, оптимист, меня так просто в тоску не вгонишь. Говорит она: «Ой, божечки, что ж это с тобой! У тебя все щёки красные!» А я думаю «Ну красные и пусть себе красные, это даже хорошо, румянами пользоваться не надо, красиво вообще-то».

– Иди, говорю, –  нечего тут мне констатировать факты, между прочим. Пришла тут… Полежу – пройдёт.

Она и вышла. Тем временем голова что-то ватная стала, болеть начала. Ну, думаю, поболит и перестанет, это хорошо, если болит, работает значит. Поняла я, что что-то идёт не так, когда не смогла нормально ходить. А двигаться, между прочим, жизненно необходимо. Вызвала скорую. Скорая, конечно, на то и скорая, что приехала через сорок минут. Уехали мы с ними в отделение.

Открываю дверь, захожу, а там врач говорит медсестре: «А я вчера эту бабку видел! До сих пор живая, представляешь?» И смеётся. А мне вот не смешно стало. Но деваться некуда.


Ложись, – говорят, – на кушетку. Вы меня, конечно, извините, – говорю, – но на какую-такую кушетку? Вы мне салфетку хоть постелите! Я на грязное не лягу, все инфекции, знаете ли, оттуда.  А врач мне говорит: «Если полотенце взяла, то ложи, а если не взяла – не выпендривайся и располагайся, у нас салфетки, знаешь ли, под счёт, государственные. И нехотя ключом открывает шкафчик, где лежат все марлевые тряпки. Ещё б в сейф положили, думаю, чтоб не украли!

– Тут больно? – спрашивает врач.

– Больно!

И он начинает давить сильнее. Извините, – говорю, – уважаемый врач, разве вы садист какой или убийца? Зачем же если больно ещё сильнее, ради Бога, нажимать, сил никаких не наберешься.

А он фыркает: «Сильно умная, смотрю, сейчас погляжу, остались ли места у нас в больнице, на экстренную операцию ложитесь».

Ну, - думаю, договорилась, лучше б молчала… Глядишь, никакой операции бы не надо было, вывела человека!

– Может, не надо операции-то, может, само пройдёт? Таблеточками прижечь, спирта выпить?

– Оно-то можно, только вы, между прочим, не выздоровеете.

А что тут сделаешь? Согласилась. А он мне бумаги под нос сунет, «Подписывайте». Я впервые в такой ситуации, как действовать – не знаю. Начинаю читать, а там что-то вроде «В случае чего согласна на летальный исход». А я, как бы это сказать, не очень-то согласна. Врач успокоил, сказал, что это стандартная процедура. А там из окна морг видно, если что. Не очень-то приятное зрелище.


И вот меня ведут на операцию. Привязали руки, ноги, будто я сумасшедшая какая. Подошёл анестезиолог и заявляет: «Вы сейчас уснёте, а по окончанию операции – сразу проснётесь». Ага, – думаю, – заснёте, какое тут, когда такой стресс и нервы! Никакие уколы не помогут. Отключилась, кстати говоря, моментально. Не помню ничего! Помню только, как меня везли в палату. Всё как в фильмах: видишь перед собой только горящие лампы и сосредоточенные лица медработников. Еду я, а состояние такое… будто пьяная, честное слово. Все кажутся хорошими, говорю: «Спасибо, всем спасибо, кто был со мной в этом чате» и смеюсь. Кладут меня на кровать, а я смотрю, розетка есть только возле соседней кровати!

– Вы меня это, переложите, я хочу на той кровати лежать!

– Ишь ты, лежи пока, спи, потом сама переляжешь.

Вечером решила перелечь, а заодно прогуляться по больнице, посмотреть, что творится кругом. Выхожу из палаты, а на ней табличка «Для ветеранов и участников войны». Ничего себе, думаю, видно сложная операция была, раз я ветераном проснулась. Иду дальше, а там в кабинете медсестры поют, в соседней палате – в карты играют, а в другой – смехом заливаются. Жизнь кипит в больнице! Вот вам и парадокс.

Зовут на ужин. Пациенты сбегаются, только ложками звенят. Слышу разговор:

– А вот это масло… Его можно брать?

– Нет. Это я икебану составляю, – недовольно отвечает женщина на раздаче.

А икебана-то ничего! Мясо и пюре, чем плохо? Ну, – думаю, – и я не прочь поесть. Сажусь за стол. Начинаю есть, не хочется, но надо. Рядом дедушка достаёт лекарство в бутылочке и говорит своим соседям: «Ну что, ещё по одной?» и хохочет.

Ух, – думаю, – какие тут люди на удивление весёлые! Глаз радуется. Вскоре ко мне друзья пришли. Принесли фрукты, сок, шоколадки. А я так люблю шоколадки, самой искренней, вечной любовью, честное слово! На улице тем временем темнота чернее чёрта, ещё и слякоть кругом. Да и больница на окраине города.

Тогда я поняла: если нашлись на свете люди, которые готовы приехать к тебе в непогоду и принести любимый сок, – нельзя считать себя несчастным, ни капельки! Чтобы понять ценность здоровья и друзей – пришлось моему организму заболеть! Никогда не унывайте, дорогой читатель. Всякое печальное выпадает на нашу долю не просто так, от нечего делать! А для того, чтобы многое прояснилось… А что именно – поймёте сами. Для того и дана жизнь.


Читай ещё: Ангелина Воротынская. Щедрость.


Присоединяйся к нам в FacebookВКTelegram и будь в курсе свежих новостей!  

Комментарии